Amadeo Battles

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Amadeo Battles » Школа Игры Слов » Секреты поэзии классиков


Секреты поэзии классиков

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Ступеньки Маяковского

По лесенке Маяковского
Пробегись,
Думая!

Почему до сих пор никому, даже ближайшим ученикам и последователям Владимира Маяковского, не удалось не то что превзойти, а даже приблизиться к вершинам его стихотворных произведений? Казалось бы, поэт сам дал готовый рецепт или даже, если хотите, «технологию производства» стихов, будто пирожков каких-нибудь, в своём «Как делать стихи». На это «практическое руководство по деланию стихов» ссылаются все авторитетные исследователи творчества Маяковского. Тем не менее, поэт по-прежнему остаётся единственным, неповторимым, оригинальным. Подделку «под Маяковского» легко отличишь от настоящего Маяковского, несмотря на то, что на первый взгляд там будут соблюдены все требования к графическому оформлению стихов.

Пресловутой своей «лесенке» поэт дал исчерпывающее объяснение в этой же статье: не хватало ему графических средств, пунктуационных знаков для выражения оттенков эмоций «усложнённого человека». Лесенка потребовалась поэту для создания интонационных пауз между словами, более длительных, чем паузы, подразумеваемые обычными знаками препинания. Оговоримся сразу: существует и другое, более банальное и приземлённое объяснение этому приёму Маяковского – работу поэту оплачивали построчно, говорят, что таким образом он увеличивал свой гонорар. Не отрицая важности финансового, материального аспекта творчества для всех профессиональных поэтов, зарабатывающих деньги литературным трудом, в том числе и для Маяковского, вспомним всё же его лирические стихотворения «не для печати», посвящённые Лилии Брик и написанные всё той же лесенкой.

Поэтому вряд ли можно обвинять Владимира Маяковского в том, что лесенка была придумана им исключительно для заработка. Кроме того, несмотря на поразительно простое объяснение поэта и кажущуюся лёгкость подобной графической организации стиха, повторимся, так как Маяковский писать не мог никто. И связано это прежде всего с тем, что придуманный и постоянно использующийся поэтом приём имеет под собой гораздо более сложную мотивацию, или, если хотите, внутреннюю потребность самого Маяковского.

Новое время, наступившее в истории России в период творчества поэтов так называемого «серебряного века» русской поэзии, который многие филологи, кстати, называют «платиновым», значительные перемены в составе аудитории, для которой произведения создавались – всё это требовало и новых средств выражения, и новых форм. Это было время сумасшедших идей, постоянного поиска, отрицания старых идеалов, создания нового искусства, эпатажа и стремления выделиться. Не всё было гладко, не всё прижилось и было принято, но именно этому времени мы обязаны тем, что у нас есть Маяковский, Цветаева, Блок, Мандельштам и многие-многие другие талантливые поэты и прозаики. По-разному складывалась их творческая и личная жизнь, по-разному оценивают потомки их вклад в развитие и расцвет русской литературы, несомненно одно – они сделали русскую литературу на ближайшие два-три столетия такой, какой мы видим её сейчас.

Маяковский пошёл по пути, который принято называть футуристическим (от лат. Futures - будущий), он своим пером создавал поэзию будущего, своим творчеством утверждал идеал будущего, каким его видел. И перечитывая сейчас эпиграф, предваряющий эту статью, задумываемся: куда ведёт нас лесенка Маяковского… Думаем, что эта лестница – вверх.

0

2

Матершинник Пушкин

Масштаб любого гения трудно оценить и современникам, и потомкам. Первым - потому что "большое видится на расстоянии", вторым - потому, что кроме расстояния, восприятию мешает множество чужих суждений и оценок...

Так и с творчеством Пушкина: все знают, что гений, а адекватного восприятия нет. С одной стороны, высокие строки "Избранного", тысячи раз перепечатанные, спетые на разный мотив и заученные наизусть с начальной школы. С другой - сборники матерных стихов все того же Александра Сергеевича Пушкина. Полноте, один ли это поэт?!

Да, один. Единственный и неповторимый, Пушкин А.С. И гений его прежде всего и состоял в глубоком владении русским языком: не надуманным рафинированным языком аристократии, но и не примитивным просторечием. Из сказок няни, из разговоров дворовых мужиков, из самых разных книг, из вольных бесед лицеистов, из общения с самыми образованными людьми своего времени вырастал и выкристаллизовывался Поэт, который впервые заставит "изъясняться по-русски" не только женскую любовь, но и русскую поэзию как таковую.

Это с песнях про райские кущи площадная брань неуместна. А когда спокойно пишешь "про дождь, про лен, про скотный двор", мат оказывается всего лишь частью выразительных средств языка.

Так и вышло у Пушкина. С юношеских пор друзья отмечали его умение вставить в свою речь крепкое словцо. И в стихах Пушкина мат тоже присутствует, как бы ни старалась цензура последовавших веков прикрыть его многочисленными многоточиями. Причем заметим, что речь идет не про сказки или любовные стихи, а про дружеские эпиграммы, или стихи о вольных похождениях в младые годы, или про сатирические произведения, или же мат "точечно" используется в описаниях бытовых сцен и привычек - одним словом, Пушкин владеет матерщиной так же умело и органично, как и всеми прочими средствами русского языка. Стоит ли ставить это ему в вину?

Сегодня трудно сказать, насколько сам поэт был готов к публичному распространению своих матерных стихов. Скорей всего, в большинстве случаев эти строки адресовались в письмах конкретным людям или предназначались для дружеских бесед , а вовсе не для эпатирования широкой публики. И уж совсем неестественно выглядят попытки собрать и опубликовать отдельно только похабные строки Пушкина.

Поэзия гения упряма и не поддается "причесыванию" так же, как и его африканские кудри. Но присутствие мата в стихах не меняет роли Пушкина в истории русской литературы.

0

3

Есенин - поэзия в цвете

Использование цветов в поэзии является значимым средством выражения не столько мысли, сколько чувств и эмоций, и по палитре используемых цветов можно воссоздать образ поэта и его внутреннее самоощущение. Однако еще А.Блок писал в своей статье «Краски и слова», что современные писатели «отупели к зрительным восприятиям» и воспитывают душу читателя среди абстракций и отсутствия света и цвета. Блок предсказал, что появится поэт, который привнесет в поэзию русскую природу с изумительными по своей простоте красками. Таким поэтом стал Сергей Есенин, который обогатил поэзию многоцветными русскими пейзажами.

Как народному поэту, Есенину оказалась близка гамма цветов, традиционно используемая в фольклоре и древнерусской живописи. В первую очередь, это синева и залитые голубизной рязанские пейзажи, которые стали превалировать в его поэтических творениях: «В прозрачном холоде заголубели долы», «Голубизна презримой гущи». Синий цвет и его оттенки не были для Есенина обыденной палитрой, так как выражали нечто божественное, недосказанное, романтическое: «Несказанное, синее, нежное…». Поэт даже саму Россию ассоциировал с синим цветом, говоря, что в этом слове есть «синее что-то». Хотя в другом стихотворении Есенин «одел» Русь в алые одежды и зеленую шаль.

Следующий цвет, которым поэт умело окрашивал свое поэтическое творчество, - это желто-золотой: «Луна под крышей, как злат бугор», «Мне снились реки златых долин», «Хвойная позолота». Для поэта это не цвет осени и увяданья - кстати, желтой палитрой поэт даже рисовал свой автопортрет: «Эти волосы взял я у ржи». Однако в некоторых стихах желтый цвет становится цветом горечи и беспросветности: «Весной и солнце на лугу/ Обвита желтая дорога,/ И та, чьё имя берегу,/ Меня прогонит от порога.…». Мрачными грязно-желтыми красками насыщена и поэма «Пугачев»: «Желтые кошки казацких голов», «Зари желтый горб».

Ярким мазком в поэзию Есенина врывается малиновый цвет: «О Русь – малиновое поле…», «Тлеется дым у малиновых сел». Хотя этот насыщенный сочный цвет не очень присущ поэзии Есенина, и поэт чаще пользуется другими красками: «Выткали на озере алый свет зари», Красной водой поливает восход», ««На закат ты розовый похожа…».

Использование контраста белого и черного было очень характерно для древнерусской литературы, где «черный» олицетворял силы зла. Это нашло свое отражение в поэме «Черный человек», где злые силы поэт выделил только этой краской. Белым цветом поэт раскрашивал месяц над крышей, гладь реки, и лунный луч у Есенина - как «белоснежное перо».

Есенин нередко использовал и такой прием: он, как художник, размывал на холсте цвета, убирал четкие линии и позволял цветам переходить друг в друга. К примеру, в стихотворении «Дымом половодье» общим фоном является желтый («Жёлтые поводья/ Месяц уронил»), который затем переходит в рыжий («Церквами у прясел/ Рыжие стога»), а заканчивается стихотворение в черных и темно-синих тонах: «Чёрная глухарка/ К всенощной зовет/ Роща синим мраком/ Кроет голытьбу». В поэзии Есенина цвет имеет и символическое значение: «красный конь» как символ революции или «черный конь», всегда несущий смерть.

0

4

Ахматова и Цветаева - каноны женской лирики

О женской поэзии сказано и написано много. От банального "какая же девушка не пишет стихи" до серьезного и вдумчивого анализа лучших образцов. Женскую поэзию отличает тонкость ощущений, гибкая музыкальность и раскрытие глубинных душевных переживаний. Пожалуй, без женской поэзии понять всю эмоциональную суть женщины просто невозможно. Но гораздо интересней примеры, когда женская лирика выходит на такой качественный уровень, что ее уже не отделяют от лирики так таковой.

В определениях женской поэзии Серебряного Века имена Анны Ахматовой и Марины Цветаевой идут всегда рядом. Но спутать между собой стихи этих поэтесс может разве что человек, далекий от мира искусства и не способный чувствовать явные различия. Кстати, само слово "поэтесса" они обе не любили и старались избегать, потому что чувствовали себя наравне с самыми именитыми коллегами по цеху мужского пола. Серебряный Век впервые в истории русской поэзии допустил и согласился с таким эмансипированным раскладом.

Ахматова и Цветаева, как две противоположных грани, очертили контуры русской женской поэзии в самом классическом ее проявлении, подарив современникам и потомкам огромное количество ярких, самобытных и очень искренних стихов. Но если творчество Ахматовой - это спокойная и уверенная сила воды, то в стихах Цветаевой мы ощущаем жаркое, порывистое пламя.

Женская поэзия всегда включает много любовной лирики. Именно с нее началось творчество Анны Ахматовой. Но с самых первых сборников стихов ее лирика звучала по-своему, с уникальной интонацией. Все женские черты: внимательный взор, трепетная память о милых вещах, грациозность и нотки капризов - находим мы в ранних стихах Ахматовой, и это придает им истинную лиричность.

В первых стихотворных опытах Цветаевой тоже много традиционных любовных сюжетов, более того, мастерски используется классическая, строгая форма сонета, позволяющая судить о высоком мастерстве юного автора. Но звучание, интонации, накал страстей у Марины Цветаевой - совсем другие. В ее стихах всегда есть и порыв, и надрыв, и в то же время совершенно несвойственная женской лирике резкость, даже жесткость. Здесь нет внешнего спокойного созерцания - все пережито изнутри, каждая строка как будто рождена с болью, даже когда темы светлы и мажорны. И если в стихах Ахматовой строгость форм и ритмичность, как правило, сохраняется, то Цветаева вскоре уходит от строгости сонетов в мир собственной поэтической музыкальности, порой далекий от любых традиций, с рваными строками и обилием восклицательных знаков.

И Ахматова, и Цветаева жили и творили на стыке эпох, в непростой и трагичный период российской истории. Эта сумятица и боль проникают и в стихи, ведь женщины очень остро чувствуют все происходящее. И постепенно любовная лирика выходит за рамки отношений между двумя людьми: в ней слышатся ноты перемен, ломки стереотипов, суровые ветра времени.

У Ахматовой это ноты тревоги и печали, муки совести, постоянное ощущение сумятицы внутри и боль за судьбу Родины. У Цветаевой - кипение страстей, постоянные контрасты и острое предчувствие гибели. У Ахматовой все чаще слышится традиционный для женской поэзии молитвенный стиль, и молится она о судьбе своей страны. У Цветаевой, особенно в период эмиграции, слышна ненависть ко всему, что так перевернуло эпоху, и в то же время невыносимая боль от разлуки с любимой землей.

Что же объединяет творчество Ахматовой и Цветаевой? Через свой внутренний мир, через свои эмоции и переживания обе они раскрыли нам духовную сторону своего времени. Раскрыли по-женски ярко и тонко, подарив читателю множество незабываемых мгновений.

0

5

Готика в стихах Лермонтова

Сейчас траурную, слушающую тяжёлую музыку, молодёжь трудно убедить в том, что Лермонтов был близок к готике, хотя и не красился в чёрное, не носил длинные волосы, не прокалывал себе различные части тела.
Что бы понять, в чём готичность поэзии и взглядов Лермонтова, давайте попробуем определить сначала то, что такое готика и как её понимают.

Заглядываем в самый простой словарь и видим: «Готика – это художественный стиль, получивший распространение в Европе в XII – XVI вв. В готике отражаются все изменения в структуре средневекового общества, уже начавшего переход к Возрождению. Наиболее ярко готика проявилась в архитектуре. Яркий образец готической архитектуры – известный Собор Парижской Богоматери (Notre Dame de Paris). Здесь и особая каркасная система со стрельчатыми арками, и высота, и витражи, и стремящиеся вверх башни, и стрельчатые окна. Общая черта готики – отражение новых духовных устремлений человека». Предложение, которое нас интересует больше всего – это «Общая черта готики – отражение новых духовных устремлений человека»

Готы имеют так называемое готическое мировоззрение. В принципе, это сочетание двух основных элементов: жизнь по принципам абсолютного индивидуализма и неоромантики (dark romantic). Всегда стремиться к большему (в жизни, музыке, арте, etc.), искать красоту даже в том мире, в котором ее нет, всегда смотреть на все (негативные и позитивные) стороны жизни, не закрывая на них глаза. Пытаться изменить каждый серый, банальный день - внести в него эмоции и чувства путем музыки, стиля одежды, мейк-апа (имиджа) и других источников. Знать правду и мрачно иронизировать над ней (принцип даков – «Die Loughing!» (умирай улыбаясь). Переплавлять все свои эмоции как позитивные, так и негативные - боль, отчаяние и иные, в жизненную энергию. Чувствовать себя нормально со своим мрачным, ироническим настроением, странными взглядами на жизнь и брать из всего этого силу.

Это было очень присуще Лермонтову, приведём здесь стихотворение «Кладбище»:

Вчера до самой ночи просидел
Я на кладбище, все смотрел, смотрел
Вокруг себя; полстертые слова
Я разбирал. Невольно голова
Наполнилась мечтами; вновь очей
Я не был в силах оторвать с камней.
Один ушел уж в землю, и на нем
Все стерлося... Там крест к кресту челом
Нагнулся, будто любит; будто сон
Земных страстей узнал в сем месте он...
Вкруг тихо, сладко все, как мысль о ней;
Краснеючи, волнуется пырей
На солнце вечера. Над головой
Жужжа, со днем прощаются игрой
Толпящиеся мошки, как народ
Существ с душой, уставших от работ!..
Стократ велик, кто создал мир! велик!
Сих мелких тварей надмогильный крик
Творца не больше ль славит иногда,
Чем в пепел обращенные стада?
Чем человек, сей царь над общим злом,
С коварным сердцем, с ложным языком?

На кладбище голова поэта наполняется мечтами, для обычного человека это может показаться странным, даже пугающим, но не готу. Умение увидеть красоту даже в таком удручающем месте как кладбище - присуще готической культуре. В готическом романе в поэтизированном или устрашающем виде часто представляются развалины средневековых твердынь, гулкие своды старинных монастырей, еще более тревожащие воображение, когда лунные лучи проникают внутрь их пустых помещений сквозь многоцветные стекла витражей, подземелья со склепами, где царствует смерть и безмолвие - Э. По, М. Шелли, А. Бирс, Лавкрафт, Э. Гофман, Г. Майринк, А. К. Толстой, А.С Пушкин, М.Ю. Лермонтов, Н.В. Гоголь...

Ещё более поражает стихотворение Лермонтова «Чума в Саратове»:

I
Чума явилась в наш предел;
Хоть страхом сердце стеснено,
Из миллиона мертвых тел
Мне будет дорого одно.
Его земле не отдадут,
И крест его не осенит;
И пламень, где его сожгут,
Навек мне сердце охладит.

II
Никто не прикоснется к ней,
Чтоб облегчить последний миг;
Уста, волшебницы очей,
Не приманят к себе других;
Лобзая их, я б был счастлив,
Когда б в себя яд смерти впил,
Затем что, сластость их испив,
Я деву некогда забыл.

Готический роман и поэзия – это не просто мистика, это произведения искусства, в которых наравне с мрачно-романтической и мистической стилистикой поднимаются темы познания своих скрытых сторон, своей сущности. В последствии такие авторы как Эдгар По, Кафка, Густав Майринк успешно продолжили развитие этого жанра и примешали к мистике и романтике немного философии и внутренних человеческих изысканий. Один из наиболее читаемых готами авторов - Лавкрафт. Далее готика стала еще более философской и к современной литературной готике «второй волны» можно отнести литературу «мрачной», последней романтики или же футурологической правды - Ремарк («Триумфальная Арка», «Черный Обелиск», etc.), Оруелл («1984»), Хемингуей («Острова в океане», «По ком звонит колокол»). И так называемую екзистенциальную литературу - Сартр («Стена»), Камю («Чума»)…

Тогда над синей глубиной
Дух гордости и отверженья
Без цели мчался с быстротой;
Но ни раскаянья, ни мщенья
Не изъявлял суровый лик:
Он побеждать себя привык!
Не для других его мученья!
Он близ могилы промелькнул
И, взор пронзительный кидая,
Посла потерянного рая
Улыбкой горькой упрекнул!..
1831 год
(М.Ю.Лермонтов. Поэма «Демон»)

0

6

Творчество Цветаевой - путь через трагедию

Творчество Цветаевой было наполнено немецким романтизмом 1830-х гг. И она сам это признавала! Она, по сути своего характера и творчества, романтик. А романтизм не только как литературное направление, но и как мироощущение - это черта, свойственная и символизму. Что питало русский символизм? Французы (Верлен, Рембо, Бодлер, Малларме и др.), античность, немецкие романтики. А романтизм всегда трагичен, по сути. Герой - и Толпа. И герой гибнет. Античная трагедия. Рок. Смерть - вот что привлекало Марину Ивановну. Все - безмерно, все - глобально, все на разрыв аорты, все - до конца.

Она и как человек "притягивала" к себе несчастья. Вспомним всю ее жизнь: не случись одной трагедии, непременно случилась бы другая. Она была "запрограммирована" на трагедию. И в этом находила упоение. Вспомним Пушкинское "гибель на краю". Но, конечно говоря о Цветаевой нельзя не учитывать историко-литературный контекст эпохи начала XX века. С его ожиданием мировой катастрофы, с его тягой к мистическому, к инфернальному, с его кризисом позитивизма как научного метода познания, с его Вагнеровским Духом музыки, с его Дионисийством и Аполлонизмом и т.д.

Поэта, любого творца воспринимать надо непременно в контексте и в дискурсивном поле, тогда многое становится объяснимым. Так что не придется задавать вопросы - похожа? непохожа? Очень непохожа ни на кого, и одновременно похожа на свой век. Но главное в ней, что она не только этот век перечувствовала, но и перешагнула его, почему столь немногие ее при жизни понимали. Ее трагедия - трагедия непонимания...

0

7

Пушкинские персонажи реальные и вымышленные

Повесть А.С. Пушкина "Пиковая Дама", произведение в котором мистицизм носит определяющий характер. Это тем более примечательно, что большинство произведений Пушкина, основаны на реальных событиях, а персонажи отнюдь не вымышленные. Так, например, небогатый белорусский дворянин Островский, который имел неудачный судебный процесс с соседом и, оставшись с одними крестьянами, стал грабить подьячих, был избран Пушкиным прототипом Дубровского. Более того, в сохранившихся планах романа Дубровского не существовало, а главный герой фигурировал под своей настоящей фамилией.

Прототипом главного лица повести "Гробовщик" Пушкин избрал гробовщика Андриана, жившего около дома Гончаровых в Москве. Избрав для повести живое лицо, Пушкин очень точен и в топографии повести. Гончаровы жили на Никитской, здесь и происходят все события.

"Капитанская дочка" написана благодаря архивным материалам, к которым все-таки писателя допустили.
На вопрос цензора, не лежат ли в основе романа реальные факты, Пушкин отвечал: " Роман мой основан на предании, некогда слышанном мной, будто бы один из офицеров, изменивших своему долгу и перешедших в шайки пугачёвские, был помилован императрицей по просьбе престарелого отца, кинувшегося ей в ноги". Офицер Шванич (Швабрин) действительно перешёл к Пугачёву со своим отрядом без боя, а в последствии арестован и осуждён "к шельмованию и лишению дворянства". Мягкость приговора объясняют личным вмешательством Екатерины.

Главная завязка "Пиковой дамы" также не вымышлена. Старуха графиня - это Наталья Петровна Голицына, мать московского генерал-губернатора, действительно жившая в Париже. Внук её рассказывал Пушкину, что раз он проигрался и пришёл к бабке просить денег. Денег она ему не дала, а сказала три карты, назначенные ей в Париже Сен-Жерменом. "Попробуй", сказала бабушка. Внучек поставил карты и отыгрался. Дальнейшее развитие повести всё вымышлено.

0


Вы здесь » Amadeo Battles » Школа Игры Слов » Секреты поэзии классиков